суббота, 9 июля 2011 г.

СОЛНЕЧНЫЕ ЧАСЫ Solar Watch




Самым распространенным хронометрическим прибором можно считать солнечные часы, основанные на кажущемся суточном, а иногда и годовом движении Солнца. Появились такие часы не раньше осознания человеком взаимосвязи между длиной и положением тени от предметов. Но, даже осознав это, вряд ли кто-то бросился строить часы, надо было еще понять, что такое время. Известно, что в своем первоначальном виде солнечные часы имели форму обелиска, но точная дата их возникновения неизвестна. И кстати, их могли изобрести в разных местах.
Традиционная история считает, что самым первым упомянул солнечные часы китаец Чиу-пи (около 1100 года до н.э.). В своей рукописи он сообщил, что с их помощью китайцы легко установили летнюю и зимнюю высоту Солнца и определили наклон эклиптики в 23°52′. Правда, не ясно, как они это мерили, поскольку многие знания, необходимые для этого, — в частности, тригонометрия, — появились значительно позже. Да и зачем они это сделали, тоже непонятно. Предположим, из-за врожденной китайской любознательности. Причем до недавнего времени китайцы считали свою страну Срединной империей, накрытой куполом неба, и никакого представления ни о шарообразности Земли не имели. Самые благоприятные климатические условия для измерения времени с помощью солнечных часов имеет Египет, поэтому более достоверным представляется мнение, что первые солнечные часы — гномон, вертикальный обелиск со шкалой, нанесенной на землю возле него, — появились именно здесь. Обелиски служили одновременно для почитания культа бога Солнца. Эти священные обелиски стояли, как правило, перед входами в храмы. Интересно, что традицию устанавливать солнечные часы у храмов можно проследить и в Европе вплоть до XIX века. А вот в России не всегда солнечно, поэтому у нас собирают верующих в храм боем колоколов.

До сих пор сохранился египетский обелиск высотой в 34 метра. Считается, что в царствование Августа он был перевезен из Египта в Рим и по указанию императора установлен на Марсовом поле, а руководил этой операцией математик Факундус Новус. Гномон поставили в центре специальной панели, на которой начертили циферблат; часовые линии были выложены из бронзовых частей. По словам Плиния Старшего, обелиск служил для определения времени года и долготы дня. Он простоял несколько веков, но в эпоху упадка Древнего Рима был сброшен и надолго забыт. В 1463 году его опять нашли, но только в 1792 году вновь установили на площади Монтечиторио в Риме, где он стоит и поныне.
В Египте помимо обелисков были созданы и другие конструкции солнечных часов. Например, состоящие из горизонтальной части — линейки с хронометрической шкалой длиной около 30 см — и перпендикулярного ей «плеча», отбрасывающего тень на шкалу. Еще тут были ступенчатые часы с двумя наклонными поверхностями, ориентированными по оси восток-запад и разделенными на ступени. При восходе Солнца тень падала на край верхней ступеньки одной из этих поверхностей, восточной, затем постепенно опускалась, а к полудню исчезла. После полудня тень снова появлялась в нижней части западной поверхности, откуда она поднималась до тех пор, пока при заходе Солнца не касалась грани верхней ступеньки. У таких часов время определялось длиной, а не направлением тени.
Измерение времени длиной тени кое-где сохранилось до позднего Средневековья. Врач и географ Паоло Тосканелли построил в 1468-1482 годах на костеле св. Марии де Фиоре во Флоренции гномом высотой 84.5 метра, с помощью которого удавалось измерять с полусекундной точностью местный полдень. С помощью этого гномона Тосканелли уточнил данные астрономических таблиц.
Были другие солнечные часы, со шкалой для определения времени по направлению отбрасываемой тени, хоть и появились они, наверное, позже. Для правильного показания времени верхняя линия шкалы была горизонтальной, и шкала составляла прямой угол с плоскостью местного меридиана. Для правильной установки часов приходилось вести наблюдения за моментами солнцестояний или равноденствиями. На древних солнечных часах деления наносили исходя из практического опыта, потом — на основе теоретического расчета, правда, неверного. Египтяне знали, что тень, отбрасываемая гномоном, различна в зависимости от времени года, но разница не учитывалась. Абсолютно точное время здешние гномоны показывали лишь дважды в год: в дни весеннего и осеннего равноденствия. Чтобы улучшить точность, стали строить солнечные часы с особыми шкалами для разных месяцев. Создание солнечных, водяных, песочных часов способствовало развитию точной механики, а она, в свою очередь, была связующим звеном между приборостроением и опытной наукой. 
Византия среди всех стран достигла высокого уровня развития техники. Арабы учились у византийцев многому, в том числе и конструированию и изготовлению различных видов солнечных часов. А в самой Византии были весьма распространены солнечные настенные вертикальные часы. Они имелись на стенах церквей и общественных зданий и были примерно такого же типа, как на стенах Башни ветров в Афинах и на стене византийской церкви, построенной на месте языческого храма Грация. На циферблате для обозначения часов впервые появляются числа. Свидетельства о наличии в Константинополе часов историки находят в документах, отнесенных ими к VI веку, но, к сожалению, без какого-либо пояснения их устройства. На основании эпиграммы, относящейся ко времени царствования Юстина II (565-578), ученый Рейске заключает, что уже в VI веке у византийских греков были часы с боем, по крайней мере, большие городские. Датировка такого сообщения требует дополнительной проверки и больших размышлений.
В «Уставе» Константина Багрянородного (911-959) упоминается профессия часовщика. Здесь же говорится о наличии в империи специальных людей, отбивавших часы церковных служб и молитв. Предполагается, что во дворце отбивание часов необходимо было не столько для молитв и церковных собраний, сколько для обозначения времени собраний воинов, открытия и закрытия дворца, смены стражи и других действий, совершающихся регулярно.
Однако учтем, что при господстве аграрного строя и ремесленной техники (будь то в Древнем мире или в Средние века) не было нужды делить время на мелкие отрезки и точно их измерять, как теперь. Люди определяли время по естественному освещению Солнца, длинные летние дни и короткие зимние, одинаково делили на 12 часов, а потому летние и зимние часы были разными.
Подчеркнем это особо: под влиянием изменяющегося наклона Солнца изменялась в течение года длина дневных и ночных часов. Согласовывать час, который показывают приборы с равномерной шкалой (водяные, огневые, песочные и механические часы) с длительностью часа солнечных часов — труднейшая проблема. Более поздние солнечные часы получили криволинейные шкалы, что устранило этот недостаток. Такими часами со сложными шкалами, рассчитанными для квартальных или месячных интервалов, пользовались примерно до XV века. Также до конца XIV века в Центральной Европе были весьма распространены солнечные настенные вертикальные часы с горизонтальной теневой штангой, пришедшей первоначально из Египта. Но в Египте, благодаря сравнительно малой удаленности от экватора, время определялось с приемлемой степенью точности, тогда как в Греции, Италии или Чехии эта точность была значительно хуже.
Новую эпоху в развитии солнечных часов открыло важное изобретение, сделанное в 1431 году. Принцип его заключался в установке теневой стрелки в направлении земной оси; такую стрелку назвали полуосью. Этим простым нововведением было достигнуто то, что теперь тень равномерно вращалась вокруг полуоси, поворачиваясь, каждый час на 15°. Если бы нам понадобилось измерять этими часами время, то надо было бы вынести часовую шкалу на эллиптическую кривую и при этом одновременно изменять положение стрелки в меридиональной плоскости применительно к сезону года. Описание таких часов появилось в астрономических трудах XVI века, но детальными измерениями с помощью этих часов стал заниматься лишь в середине XVIII века астроном и директор Парижской обсерватории Джозеф Джером Лаланд.
Стало возможным ввести равномерное время для всего года, причем отрезки, соответствующие часам, были одинаковой длины независимо от изменяющейся высоты Солнца. Одним из первых упоминаний о часах с полуосью является рукопись Теодорика Руффи от 1447 года. Некоторые солнечные часы того времени имели одновременно гномон и полуось; они описаны в рукописи арабского астронома XV века Сибт-аль-Маридини; аналогичные часы построил примерно в то же время египетский астроном Ибн-аль-Магди.
Прогресс, которым ознаменовалась наука в эпоху Возрождения, отразился и на конструкции солнечных часов. Сравнительно быстро, примерно за 130 лет, прежние несовершенные часы превратились в весьма точные для своего времени хронометрические приборы, которыми можно было измерять время в любом месте Земного шара. Для правильной установки часов стали использовать компас.
Один из первых создателей солнечных часов с корректирующим компасом — астроном и математик Региомонтан, настоящее имя которого Иоганн Мюллера (Muller) (1436-1476), известный также как Жоан де Монте Регио, работавший в середине XV века в Нюрнберге. Он был также автором первого специального труда о солнечных часах. Сочетание солнечных часов с компасом привело к тому, что их стало возможно использовать повсеместно, и появились портативные, карманные, или дорожные, модели часов. Солнечные часы в виде полого полушария со стрелкой, отбрасывающей тень на внутреннюю полость, начали строить с 1445 года.

http://bb-art.at.ua/publ/istorija_chasov/istorija_chasov/istorija_solnechnykh_chasov/4-1-0-1



Самая древняя в Европе обсерватория «Макотржаский квадрат» найдена в 20 км от Праги у с.Макотржасы. Сооружение указывает, что люди знали о продолжительности года в 365 суток, точках солнцестояния и равноденствия.


Астана
Схема города.
Смотрим слева на право,Солнечные часы,пик шатра отбрасывает тень на указатели,по середине схема видимого годичного движения солнца над горизонтом,далее пирамида сориентированная по сторонам света.Прямая жёлтая линия это свет заходящего Солнца в определённое время года,например-Принятие Конституции празднуется в Казахстане 30 августа.
Тут есть программка с помощью которой можно посмотреть путь солнца в любой точки мира в нужное вам время.http://suncalc.net/#/51.1254,71.446,14/2011.08.30/20:36   Переключитесь на вид со спутника.Описание как пользоваться  прогой прилагается ,нажмите в верхнем левом углу на название программы. 
Точки восхода и заката Солнца в течении года.


Видимый годовой путь Солнца
Точки восхода Солнца в течении года.
Над генеральным планом города Астана трудился известный японский архитектор Кисё Курокава.Это своеобразные Солнечные часы.



Солнечные часы


Древнейшие способы измерения времени были известны за 2000 лет до нашей эры, и их развитие продолжалось до первых столетий нового времени. Хронометрические приборы того периода иногда называют простейшими, их эра заканчивается первыми важными совершенствованиями механических часов с колесной передачей. Сюда относятся многие типы солнечных, водяных, огневых, песочных и прочих часов, которые как важные элементы развития сыграли немалую роль и в истории хронометрии.
Несомненно важнейшим и самым распространенным простейшим хронометрическим прибором были солнечные часы – единственные из перечисленных видов часов, основанные на кажущемся суточном, а иногда и годовом движении Солнца. Появление этих часов связано с моментом, когда человек осознал взаимосвязь между длиной и положением солнечной тени от тех или иных предметов и положением Солнца на небе. Точная дата возникновения солнечных часов, которые в своем первоначальном виде имели форму обелиска, неизвестна. Некоторые исторические источники считают самым первым упоминанием о солнечных часах сообщение о них в рукописи китайца Чиу-пи периода около 1100 г. до н.э., в которой указывается, что с помощью солнечных часов китайцы легко установили летнюю высоту Солнца в 79o06'20", а зимнюю – в 30o22'20", а отсюда они определили наклон эклиптики в 23o52'. Самым старым из сохранившихся письменных документов о солнечных часах, датируемых 732 г. до н.э., мы находим в Библии, в двадцатой главе Книги Царств. Под солнечными часами Аха-за здесь понимаются обелисковые солнечные часы царя Ахаза, жившего около 732 г. до н.э. Обнаружение древнеегипетских солнечных часов XIII и XV вв. до н.э. свидетельствует о том, что действительный период возникновения солнечных часов был значительно раньше, чем это вытекает из известных до сих пор письменных памятников.
Гномон, вертикальный обелиск со шкалой, нанесенной на земле, был первыми солнечными часами, измерявшими время по длине отбрасываемой тени. О том, что египтянам эти обелиски служили одновременно для почитания культа бога Солнца, говорят записи древних писателей Аристофана, Атенея, Эвбола и других. Эти священные обелиски стояли, как правило, перед входами в храмы. Роль гномонов выполняли и прямые пилоны на общественных площадях, на рынках. Первые обелиски и пилоны, предназначавшиеся в Египте для измерения времени, были построены, по всей вероятности, уже в XIV в. до н.э. До сих пор сохранился такой обелиск высотой в 35,5 м на площади св. Петра в Риме, который был доставлен туда в 38 г. Калигулой из Гелиополиса.
По изменениям длины и направления тени можно было не только измерять время, но также наблюдать взаимные перемещения Солнца и Земли. Нет сомнения в том, что математики и астрономы допифагорейской эпохи, к которым относились также Анаксимандр и Фалес, использовали результаты измерений для изучения движения космических тел. Кроме вавилонян, египтян и греков, изучением движения Солнца занимались и другие народы, например индусы и перуанские инки. Астрономические солнечные часы инков имели различные формы. Некоторые из них были похожи на наклонно установленные каменные диски, а другие – на низкую многогранную каменную колонну. Подобные сооружения, цель которых не во всех случаях полностью выяснена, были обнаружены и в Европе. Вблизи Уатмура в Эмсланде найдена группа камней, расположенных квадратом, самый крупный из которых находился в середине. Их расположение в плане свидетельствует о том, что уже в доисторическую эпоху они служили для получения данных о времени, с которым были связаны культовые обряды. На территории Великобритании до сих пор сохранилось более 200 подобных объектов. Как правило, это круговое скопление камней с расположенным посередине алтарем. Например, при археологическом исследовании в Стаф-фордшайре обнаружены четыре крупных камня, расположенные в направлении главных стран света. Пространство, ограниченное этими камнями, перекрещивается наклонным камнем, видимо, являвшимся главной частью больших солнечных часов. Положение этих солнечных часов позволяет, помимо определения времени суток, узнать и время летнего и зимнего солнцестояния. Однако самым интересным объектом этого рода является Стоунхендж, расположенный на Салисбургской равнине в центральной части Великобритании в 132 км к западу от Лондона. Имеются предположения, что концентрически расположенная группа камней и колонн, окруженная двумя круглыми рядами камней, была не только местом культовых обрядов у галлов, бриттов и ирландцев, но и астрономическим устройством, определяющим время солнцестояния. Возникновение этого сооружения с осью симметрии, образуемой широкой дорожкой и каменным блоком – гномоном, называемого Friars Heels, над которым всегда точно в день летнего солнцестояния восходит Солнце, относят к периоду 1840 - 1680 гг. до н.э.1 О первоначальном виде всего объекта в Стоунхендже существует много суждений.
Особо благоприятные климатические условия для измерения времени с помощью солнечных часов имел Египет. Известия о самых древних из древнеегипетских солнечных часов относятся к эпохе правления Тутмоса III – первой половине XV в. до н.э.2Это сравнительно небольшой прибор, горизонтальная часть которого – линейка с хронометрической шкалой длиной около 30 см – имеет другое, перпендикулярное плечо, отбрасывающее тень на шкалу.
При измерении времени линейка со шкалой устанавливалась так, чтобы тень вертикального плеча под линейкой падала как раз на линейку со шкалой. Расстояние конечной точки тени от нулевой прямой у основания указателя указывало время суток.
Другим видом египетских солнечных часов были ступенчатые часы в виде обелиска с двумя наклонными поверхностями, ориентированными по оси восток – запад и разделенными на ступени. При восходе Солнца тень падала на край верхней ступеньки одной из этих поверхностей – восточной, затем постепенно опускалась, пока к полудню полностью не исчезала. Затем, после полудня, тень снова появлялась в нижней части западной поверхности, откуда она все подымалась до тех пор, пока при заходе Солнца не касалась грани верхней ступеньки.
На описанных выше солнечных часах время измерялось длиной, а не направлением отбрасываемой тени. Однако египтяне имели солнечные часы и со шкалой для определения направления отбрасываемой тени. Самым старым доказательством этого являются, конечно, вертикальные солнечные часы из слоновой кости, украшенные мифологическими рельефами, найденные при раскопках в месте Гезер в Палестине. Они восходят к эпохе правления фараона Мернефта в начале XIII в. до н.э. Другие настенные вертикальные солнечные часы были обнаружены тоже при раскопках в Луксоре. Хронометрические шкалы этих часов были различными. Портативные часы с перпендикулярной плоскостью тени имели деления через 13o, а стационарные часы – через 15o. Для получения правильного показания времени было необходимо, чтобы верхняя линия шкалы была горизонтальной и чтобы шкала составляла прямой угол с плоскостью местного меридиана. Поскольку египтянам того времени компас еще не был известен, они с этой целью вынуждены были вести наблюдения за моментами солнцестояний или равноденствиями.
Египетские гномоны были весьма неточными хронометрическими приборами. Они показывали время правильно лишь дважды в год – в дни весеннего и осеннего равноденствия. Позднее под влиянием греков египтяне стали строить солнечные часы с особыми шкалами для разных месяцев.
Первая встреча греков с солнечными часами произошла, по-видимому, на острове Додеканес, куда их занесли халдеи. Завоевание Вавилона Александром Великим способствовало слиянию халдейской и эллинской культур. И Анаксимандр Милетский, который будто бы установил в Греции первый гномон в конце V в. до н.э., черпал свои знания, по-видимому, в Египте, где он изучал астрономию. Указывают, что именно Анаксимандр построил в Спарте в 547 г. до н.э. первые солнечные часы. Однако первоначально эти часы были предназначены не для измерения времени суток, а для контроля и корректирования календарных данных.
Среди простого народа распространился обычай измерять время длиной тени от собственного тела. Знание времени имело для грека весьма важное значение, так как, помимо срока его трудовых обязанностей, время указывало на приближение желанного момента для подкрепления пищей и для отдыха. В книге "Де ре рустика", написанной примерно около 400 г., Палладий указывает, что длина тени измерялась также длиной человеческой стопы. Правильность этого утверждения Палладия подтверждают и таблички, вытесанные на античном храме V - VI вв. в Техсе в Нубии. Известный римский архитектор и зодчий Маркус Витрувий, работавший во времена правлений Цезаря и Августа, описывает в своем сочинении "Архитектура" не менее 13 видов солнечных часов. К ним относятся и не совсем обычные для северных областей Европы горизонтальные полые полусферические часы – так называемые гемисферы. Внутренняя поверхность полушария представляла небесную полусферу с линией экватора, двумя линиями солнцестояния и с двенадцатичасовой шкалой времени. Изобретение таких часов приписывают известному античному астроному Аристарху из Самеса, жившему в 320 - 250 гг. до н.э., который изготовил также солнечные часы с полукруглыми шкалами, разделенными на пять частей (часов) неодинаковой длины. В совершенствовании греческих солнечных часов большое участие принимал и известный математик, врач, основатель греческой астрономии Евдокс из Книдоса, живший в 408 - 356 гг. до н.э. Бывший ранее учеником Платона, он написал свое знаменитое сочинение о небесных явлениях, движениях звезд и атмосферных явлениях, склоняясь в этой работе к геоцентрической теории.
Острый конец гномона, служивший первоначально египтянам для четкого ограничения тени на шкале, греки позднее заменили небольшим круглым отверстием, так называемым солнечным оком, бросавшим на шкалу небольшую световую точку. Кроме указанных выше горизонтальных часов, греки имели еще и более совершенные вертикальные солнечные часы, так называемые гемоциклы, которые они располагали на общественных зданиях.
В Рим солнечные часы попали из Греции. Римский военачальник Папириус Курсор приказал в 93 г. до н.э. построить солнечные часы в храме Квиринал, а через 30 лет после этого консул Манлиус Валериус Мессала привез из Сицилии другие солнечные часы, которые затем установили на Римском форуме рядом с ораторской трибуной. Хотя эти часы были сконструированы для параллели, находившейся на 4o южнее, они все же служили в Риме почти 100 лет – до 164 г. до н.э., пока Квинтий Марцин Филиппус не построил рядом с ними другие солнечные часы, которые уже были приспособлены к географическому положению Рима. Около 250 г. до н.э., и позднее в Риме появились портативные солнечные часы в виде пластинок из бронзы или слоновой кости. При раскопках в 1755 г. там нашли портативные бронзовые солнечные часы римского происхождения, засыпанные в Портице при извержении Везувия в 79 г. На поверхности часов имелось семь горизонтальных и вертикальных кругов, а под ними – названия 12 месяцев. На правой стороне был стержень, выполнявший роль гномона.
Около 24 г. до н.э. Витрувий упомянул о дорожных солнечных часах. Правдивость его сообщения подтвердили раскопки, произведенные в 1894 г. у Форбаха, при которых были обнаружены такие часы в виде бронзовой пластинки диаметром 47 мм с пятимиллиметровым ободом и двумя отверстиями: одним – для подвески, а вторым – для прохождения солнечного луча.
Все древние солнечные часы были основаны на простом принципе гномона, у которого длина и направление отбрасываемой тени зависели не только от положения Солнца в данный момент на небосводе, но и от времени года. При римском способе деления дня и ночи на 12 часов весной и летом удлиняли дневные часы, а осенью и зимой их укорачивали. Античные солнечные часы вследствие своего несовершенства указывали такое время, главной чертой которого было то, что под влиянием изменяющегося наклона Солнца изменялась в течение года длина дневных и ночных часов.
Более поздние античные и многие средневековые солнечные часы имели криволинейные шкалы, устраняющие этот недостаток. Такими часами с более сложными и более точными шкалами времени, вычисленными для квартальных или месячных интервалов, пользовались примерно до XV в. Еще в конце XIV в. в Центральной Европе были весьма распространены настенные вертикальные солнечные часы с горизонтальной теневой штангой, перенятой первоначально из Египта, где благодаря сравнительно малой удаленности от экватора время указывалось с приемлемой степенью точности, тогда как в Греции или Италии эта точность была значительно хуже.
Измерение времени длиной тени кое-где сохранилось до позднего средневековья. Известный путешественник Марко Поло упоминает в одном месте описания своего путешествия на Восток в 1298 г., что: "... определяли часы дня по длине тени, отбрасываемой стоящей мужской фигурой". В ту пору были отдельные попытки построения гигантских солнечных часов. Врач и географ Паоло Тосканелли построил в 1468 - 1482 гг. на костеле св. Марии де Фиоре во Флоренции гномон высотой 84,5 м, с помощью которого удавалось измерять с полусекундной точностью местный полдень. С помощью этого гномона Тосканелли удалось уточнить данные астрономических таблиц.
Новую эпоху в развитии солнечных часов открыло важное изобретение, датирующееся 1431 г. Принцип его заключался в установке теневой стрелки в направлении земной оси. Этим простым нововведением, которому предшествовали длительные обсуждения, было достигнуто то, что тень стрелки, называемой "полуосью", после этого нововведения равномерно вращалась вокруг "полуоси", поворачиваясь каждый час на 15o. Это дало возможность ввести равномерное время, которым можно было пользоваться в течение всего года, причем отрезки, соответствующие часам, были одинаковой длины независимо от изменяющейся высоты Солнца. Одним из первых упоминаний о часах с "полуосью" является рукопись Теодорика Руффи от 1447 г. Некоторые солнечные часы того времени имели одновременно гномон и "полуось". Такие часы описаны в рукописи арабского астронома XV в. Сибт-аль-Маридини. Аналогичные часы построил примерно в то же время египетский астроном Ибн-аль-Магди.
Прогресс, которым ознаменовалась наука в эпоху Возрождения, отразился и на конструкциях солнечных часов. Сравнительно быстро, примерно за 130 лет, прежние несовершенные хронометрические приборы превратились в весьма точные для своего времени приборы, которыми можно было измерять время в любом месте земного шара. Это достижение связано с именами известных европейских астрономов и математиков, ему способствовали дальнейшие совершенствования и других приборов, что позволило, например, сочетать солнечные часы с компасом, используемым для их правильной установки.
Сами по себе солнечные часы без компаса указывали правильное время лишь тогда, когда они были построены с учетом географической широты места измерения, календарной даты и угла наклона Солнца во время измерения времени. Все это отошло с введением экваториальных часов с компасом. Для правильного наклона "полуоси" относительно горизонтальной плоскости достаточно было знать географическую широту места измерения. Например, для Праги, лежащей на географической широте φ = 50o05'19" (данные, относящиеся к бывшей обсерватории в Клементине), "полуось" составляет с горизонтальной плоскостью именно такой угол. Для вертикальных часов, к которым относится большинство настенных солнечных часов, необходимо отклонить "полуось" от стены на дополнительный угол φ = 90o – 50o05'19" = 39o54'41".
Следующим обязательным условием для правильного отсчета времени в экваториальных часах была точная установка солнечных часов относительно плоскости местного меридиана: "полуось", наклоненная в направлении земной оси, должна была лежать в плоскости меридиана. Однако определить направление север – юг без подходящего пособия было довольно трудно, а потому до введения компаса измерение времени солнечными часами было связано с рядом сложностей.
Изобретение компаса до начала нашего летоисчисления приписывается китайцам. Первые сообщения о появлении в Европе этого весьма важного прибора появились лишь в 1195 г. и относятся к морскому компасу. Сочетание компаса с солнечными часами является, по всей вероятности, делом рук немецких астрономов середины XV в.
Довольно быстро выяснилось, что стрелка компаса указывает не прямо на север, а отклоняется от него под определенным углом к западу. Об этом магнитном отклонении знали уже до 1490 г., и известно, что Колумб в одном из своих плаваний в 1498 г. корректировал показания компаса. Однако маловероятно, чтобы о магнитном отклонении знал французский ученый Пьер де Марику, который одним из первых занялся изучением магнетизма и его влияний уже в начале второй половины XIII в.
К первым создателям солнечных часов с корректирующим компасом относится астроном и математик Региомонтан, настоящее имя которого Йоганнес Мюллер (1436 - 1476), известный также под именем Жоан де Монте Регио (де Региомонт), работавший в середине XV в. в Нюрнберге. Он был автором первого специального труда о солнечных часах3.
В его время возникли также первые учебники по солнечным часам. С начала XVI в. теорию солнечных часов стали преподавать в университетах Виттенберга, Тюбингена, Ингольд-штадта, в Праге и в Штирскем Градце как составную часть математики. Так возникли труды "Gnomonices libri octo", изданные в 1581 г. в Риме, и другие, авторами которых в XVII в. были Христиан Клавиус, Атанасиус Кирхер, Каспар Шотт, Эберхард Вельцер, Й.П. Штенгель, а в XVIII в. – Дж.У. Мюллер, И.Ф. Пентер и др.
Экваториальные солнечные часы с циферблатом, параллельным плоскости земного экватора, и гномоном, перпендикулярным ей, были, по существу, простейшими часами с равномерной шкалой времени. Создатели таких часов обычно исходили из того, что ими будут пользоваться в различных географических широтах. Иногда такие часы имели стрелку с зубчатой передачей и малый циферблат со стрелкой для отсчета минутных интервалов с точностью от 1 до 3 мин. Такие часы назывались гелиохронометрами. Были и экваториальные часы, устроенные так, что их циферблат указывал непосредственно среднее солнечное время, а не именно местное солнечное время, как у обычных экваториальных часов.
Из большого количества различных солнечных часов, подвергшихся в течение весьма длительного периода развития различным изменениям, обусловленным временем, а также вкусом и способностями их создателей, с которыми пришлось долго соревноваться более современным и более всесторонним механическим часам, мы вкратце охарактеризуем лишь те из них, с которыми читатель может чаще всего встретиться в музейных и дворцовых коллекциях.
На корпусах солнечных часов обычно указывалась траектория Солнца (эклиптика), эклиптикальные точки, календарные дни и соответствующие высоты Солнца в каждый час дня. Как правило, горизонтальную стрелку можно было подать внутрь или же передвинуть в положение для соответствующей дневной кривой.
Известны и другие варианты солнечных часов: с закругленными поверхностями циферблатов, коническими, колончатыми, в форме кубка и др. В развитии солнечных часов большие заслуги принадлежат известному чешскому математику и астроному Яну Шинделю, который написал труд о пражских курантах перед своим переездом в Нюрнберг в 1423 г. Солнечные часы в виде полого полушария со стрелкой, отбрасывающей тень на внутреннюю полость, начали строить с 1445 г. На основе этих часов через некоторое время стали изготовлять кубковые солнечные часы, в чем особенно отличился в период около 1530 г. Г. Гартманн из Нюрнберга.
Солнечные часы встречались не только в виде часов, расположенных на открытом воздухе – на земле, колоннах и т.п., но и в виде небольших настольных часов. Их изготовляли из древесины, стекла, а начиная с XVI в. и из известняка, мрамора, сланцев, или же их циферблаты гравировали на бронзе, меди, серебре, железе, цинке и других металлах. В Чехии такие часы изготовлял около 1600 г. один из первых мировых мастеров по строительству солнечных часов Эразм Габермель, а позднее, в 1787 - 1803 гг., – мастер Йоганн Энгельбрахт. Эти часы обычно имели деление шкал на четверти часов, кривые высот Солнца и т.п. В XVIII в. некоторые солнечные часы имели и шкалы для отсчета минут.
Разновидности солнечных часов были весьма многообразны.
Сочетание солнечных часов с компасом привело к тому, что солнечные часы стало возможным использовать повсеместно и появились их портативные, карманные или дорожные модели.
Интересны кольцевые солнечные часы – один из вариантов дорожных солнечных часов, – которые очень часто одновременно служили и в качестве декоративной подвески. Главной частью таких часов было латунное кольцо диаметром в несколько сантиметров (рис. 1а) с другим передвижным кольцом, снабженным отверстием для солнечного луча. На внешней поверхности главного кольца обычно гравировали начальные буквы наименований месяцев, а против них, на внутренней поверхности, находилась часовая шкала. Перед измерением надо было повернуть меньшее, обычно железное, колечко так, чтобы отверстие для луча лежало у наименования соответствующего месяца. При измерении времени держали часы в положении, позволяющем солнечному лучу проходить через отверстие в шкале. Первое описание часов подобного рода в виде перстня с печатью содержится в книге "De compositione annuli astronomici", написанной врачом Боне и изданной в Париже в 1500 г.
Рис. 1. Кольцевые солнечные часы: высотные (слева); экваториальные (справа)
На подобном принципе строились и так называемые "экваториальные кольца" – аналогичные часы, на главном кольце которых имелись еще два пересекающихся друг с другом круга. Позднее возник новый вариант (рис. 1б) с поперечиной вместо третьего кольца. На одной стороне этой поперечины были указаны месяцы, а на другой – знаки зодиака. Посередине имелась перемычка с малым отверстием для прохождения солнечного луча. Правильное положение этих часов при измерении времени было таким, когда солнечный луч, проходящий через отверстие, попадал на центральную линию экваториального круга.
Существовали также простые кольцевые часы со шкалами, относящимися лишь к определенной географической широте, но для различных месяцев. Некоторые кольцевые солнечные часы английского происхождения (XVIII в.) имели по два солнечных отверстия с отдельными шкалами для зимнего и летнего периодов.
Одной из самых популярных разновидностей дорожных солнечных часов были так называемые пластинчатые солнечные часы. Первые экземпляры таких часов появились в Европе в 1451 - 1463 гг. Обычно они состояли из двух, а в исключительных случаях – из трех одинаковых по величине четырехгранных прямоугольных пластинок, соединенных подвесками, причем в нижней пластинке обязательно должен был находиться компас. Эти часы изготовлялись из самых различных материалов: меди, бронзы, весьма часто – из древесины, а позднее – и из слоновой кости. К самым старым изготовителям пластинчатых солнечных часов относился известный венский часовщик Георг Пейербах. В XVIII в. изготовили много таких деревянных часов с бумажными шкалами, наклеенными на вертикальные и горизонтальные поверхности. Кроме правильной четырехгранной формы или овала, такие часы иногда имели форму щита или какого-либо музыкального инструмента.
Индийские путешественники, которые, отправлялись в Бенарес, обычно носили с собой деревянные восьмигранные палки с металлическим острием длиной 160 см с вырезанными часовыми шкалами, представляющие собой также дорожные солнечные часы (ашадах). Ручка такой палки просверливалась обычно четырьмя сквозными отверстиями. В отверстие над шкалой для соответствующего месяца вдвигался стержень длиной около 15 см так, чтобы его острие при вертикальном положении палки отбрасывало тень на шкалу.
На палке должно было быть 12 шкал. Поскольку для дней, удаленных от солнцестояния на одинаковое время, действовали одинаковые условия, то достаточно было иметь 8 шкал. Наименование "ашадах" эти часы получили по тому сезону (июнь – июль), в котором совершались путешествия.
К дорожным часам относились и футлярные солнечные часы самых разнообразных форм. Очень часто они состояли из нескольких пластинок, соединенных подвесками, и располагались в общем футляре из позолоченной или посеребренной латуни или меди. Иногда к ним добавляли лунные часы, которые указывали изменения положения Луны. Главной частью лунных часов была поворотная пересчетная шкала, называвшаяся вольвелой, которая служила в качестве переводной таблицы для определения среднего солнечного времени.
Для дорожных нужд футлярные часы снабжались таблицами или шкалами для различных географических широт. Такие часы имели четырехгранную, шестигранную, восьмигранную, круглую или же иную форму. Эразм Габермель, работавший в конце XVI и начале XVII в. при пражском дворе императора Рудольфа II, был одним из немногих, кто изготовлял такие часы в виде книги (рис. 2). Солнечные часы в виде книги делали также У. Шнип и Х. Кенинг, оба – мастера XVI в. На некоторых часах этого рода шкалы были весьма сложными. Помимо вечного григорианского или юлианского календаря, продолжительностей дня и ночи, времени восхода и захода Солнца, некоторые из часов этого рода указывали и лунные или звездные часы.
В музейных или частных коллекциях мы часто встречаемся с полиэдрическими солнечными часами, основой которых было многоплоскостное тело, обычно в виде куба или квадрата. Большинство поверхностей таких часов бывают функциональными, и каждая из них представляет собой определенный тип часов. Здесь можно найти, например, наряду с горизонтальными часами полярные, северные, часы равнодействия и т.д. Конструкция полиэдрических часов позволяла их творцам фантазировать. Они имели разнообразные формы в виде крестов, щитов, кубков и т.д.
Из полиэдрических часов были созданы после 1500 г. призматические солнечные часы восьмигранной формы.
К многоповерхностным часам относятся и пирамидальные солнечные часы с горизонтальными солнечными часами, расположенными на скошенной поверхности усеченной пирамиды, или четырехгранные часы в виде двойной пирамиды. Эти часы изготовляли из различных металлов, древесины, бумаги, а для больших часов применяли и камень.
Рис. 3. Аналемматические солнечные часы
Другими интересными экваториальными часами являются аналемматические солнечные часы (рис. 3), стрелка которых также направлена перпендикулярно плоскости часовой шкалы, но эта шкала лежит не в плоскости, параллельной экватору, а в горизонтальной плоскости, например непосредственно на земле. Если бы нам понадобилось измерять этими часами время, то надо было бы вынести часовую шкалу на эллиптическую кривую и при этом одновременно изменять положение стрелки в меридиональной плоскости применительно к сезону года. Описание этих часов появилось в астрономических трудах XVI в., но детальными измерениями с помощью этих часов стал заниматься лишь в середине XVIII в. астроном и директор Парижской обсерватории Джозеф Джаром Лаланд.
Известны и оригинальные так называемые рефракционные солнечные часы, которые имеют чашу с часовой шкалой и теневую стрелку. Их работа основана на том известном явлении, что световой луч, падающий наклонно на плоскость раздела двух различных сред, преломляется. Перед измерением надо чашу наполнить до определенной высоты водой. Теневой луч стрелки преломляется на линии разграничения воздуха и воды, и лишь этот преломленный луч указывает на погруженной в воду временной шкале данное время. Рефракционные часы имели формы кубков и различных сосудов.
Приблизительно в начале XVI в. появились оконные солнечные часы. Они были вертикальными, и их циферблатом была поверхность окна храма или ратуши. Циферблат этих часов, встречающихся довольно часто в Германии и в Англии, обычно состоит из мозаичной филенки, залитой свинцом. Прозрачная шкала позволяла наблюдать время, не выходя из здания, и облегчала контроль других хронометрических приборов, например водяных или кольцевых часов, находящихся внутри здания. Техника изготовления прозрачного циферблата была различной. Наряду с мозаикой применялся непосредственный рисунок на стекле, а позднее стали гравировать шкалы на стекле или же наклеивать на него бумажные циферблаты. Внешняя стрелка отбрасывала тень на циферблат, устроенный так, чтобы конец тени указывал не только часы, но и положение Солнца в зодиаке.
Были и зеркальные солнечные часы, которые отражали солнечный луч зеркалом на циферблат, расположенный на стене дома. Первым такие часы описал Й.Б. Бенедиктус в своей книге "De gnomonum umbrarumque solarium usus liber", изданной в Турине в 1574 г. По неподтвержденным сведениям, конструированием зеркальных часов занимался будто бы и Николай Коперник, о чем свидетельствует и циферблат зеркальных часов, сохранившийся на замке в Ольштыне. О практике строительства таких часов говорят сведения о том, что в 20-х и 30-х годах XVII в. этим занимались Шенбергер, Г. Таглиани и Атанасиус Кирхер, который опубликовал свои данные об этих часах в книге "Primitiae gnomonicae catoptricae hoc est Horologiographiae novae specularis", изданной в 1635 г. в Авиньоне.
Кроме часов из драгоценных и обычных металлов, камня, дерева и бумаги, люди изыскивали и примитивные способы измерения времени по тени, когда единственным пособием для этого была человеческая рука с пятью пальцами. Первые сообщения о таких солнечных часах относятся к началу XVI в. Теневым указателем были палец, палка, стебель или ствол цветка. В литературе описание этого примитивного способа измерения времени встречается под названием manuale horoloqium. Простейшим способом измерения времени с помощью так называемых сельских часов было то, что левую руку поворачивали ладонью вверх и ее направленный вверх большой палец выполнял роль теневой стрелки. В зависимости от длины этой тени в сравнении с остальными пальцами руки можно было примерно определить время. Этот простой способ измерения времени сохранялся среди сельского населения весьма долгое время. Во Франции, в Южной Германии и некоторых других местах этот способ хорошо был известен даже в прошлом веке. В качестве теневого указателя достаточно было короткой веточки длиной с мизинец, которую держали перпендикулярно между мизинцем и безымянным пальцем.


ЛАБИРИНТ-ГНОМОН: КОМПАС, ЧАСЫ, КАЛЕНДАРЬ 



Движение Солнца над Кольским полуостровом 


Каменные лабиринты на Кольском полуострове.


Солнечные часы.
Лабиринт - календарь. Установка  гномона  в центральном каменном сложении биспирального лабиринта позволяет использовать его сложный организованный рисунок и как календарь . Тень в полдень указывает север и достигает одной из дуг. Крайние дуги соответствуют солнцестояниям. Две спирали решают проблему одинаковой длины полуденной тени между днями солнцестояний, выделяя восходящую и нисходящую части годового цикла. Развитый вариант биспирального типа сотоит из 11-12 дуг, по одной на каж- дый месяц, с отсчетами полгода по восходящей, полгода по нисходящей спирали. Так называемые, классические лабиринты, устроены более рацио- нально, ведь для устоявшегося 12-месячного календаря достаточно 7 дуг, ес- ли 5 из них использовать дважды. Концы спиралей - обратные азимуты вос- ходов и заходов Солнца в дни солнцестояний: зимнего - в центре, летнего - на периферии. Вход на юге - место, где садится/встает Солнце в день нового астрономического года (для северных регионов), горизонталь - маркер равноденствий, граница теплой и холодной половин года, а в суб/арктическом регионе - темной и светлой. По мнению Р.В. Паранина технологию календарных наблюдений передает библейская мудрость время разбрасывать камни, и время собирать камни.... Материалом из каменных куч, расположенных, как правило, рядом с лабиринтами, отмечалось ежедневное перемещение положения обратных или прямых азимутов восходов и заходов, фиксировалась длина полуденной тени. После летнего солнцестояния, камни, выложенные в первую половину года, один за другим возвращались назад
Среди биспиральных форм приполярных районов обращает на себя внимания тип, названный нами анкх, - с выделением центральной части, соответствующей полярному дню, когда тень обходит  гномон  по кругу и чер- тит спираль (рис.18). Египетский ключ дома Солнца четко обозначен в струк- туре его осевой части - круг над буквой Т.  Особенности структуры 11-дугового лабиринта так же связаны с при- полярным положением. В 2010 г. подтвердилось наше предположение о выпадении из этого календаря одного зимнего месяца вследствие значитель ного удаления полуденной тени зимнего солнцестояния от центра лабиринта фиксировать ее отдельной окружностью нецелесообразно. По-видимому, на о. Олешин (арх. Кузова) это все же пытались сделать - сохранилось кольцо большого диаметра. Другой способ выделения зимнего солнцеворота можно наблюдать на Заяцком острове Соловецких островов: северная пирамидка в лабиринте служит экраном для наблюдения полуденной тени, а её ширина служит ориентиром крайнего положения годовых перемещений восхода и захода Солнца (зимой способом обратного визирования, а летом - прямого, т.к. астрономические азимуты расположены симметрично)http://pedagogika-cultura.narod.ru/private/Articles/WEB-book/Paranina/Paranina_3.pdf

Гномон – древнейший прибор для определения времени. Древние астрономы 
применяли гномон для определения
 высоты Солнца над горизонтом. Тень от солнечного гномона укорачивается, 
когда Солнце поднимается, и удлиняется,
 когда Солнце опускается. При этом еще и поворачивается. С помощью этого
 простейшего прибора можно было отмечать
 дни солнцестояний, а значит, фиксировать продолжительность года. Чем гномон выше,
 тем длиннее отбрасываемая им тень,
 тем точнее измерения.


Холм святого Михаила.
Точки восхода и заката в дни равноденствия и солнцестояния.
нажмите для увеличения
Башня на вершине холма это и есть гномон, тень отбрасываемая  башней 
 ходила по ступеням холма и показывала время дня и время года соответственно.
нажмите для увеличения
При зимнем солнцестоянии  будет самая длинная тень отбрасываемая башней, при летнем самая короткая,а вот продолжительность светового дня наоборот .
Холм строго сориентирован  на восход Солнца в день летнего солнцестояния и на закат в день зимнего солнцестояния.
Ссылка на гугл карту www 
Измерение времени длиной тени кое-где сохранилось до позднего средневековья. Известный путешественник Марко Поло упоминает в одном месте описания своего путешествия на Восток в 1298 г., что: "... определяли часы дня по длине тени, отбрасываемой стоящей мужской фигурой". В ту пору были отдельные попытки построения гигантских солнечных часов. Врач и географ Паоло Тосканелли построил в 1468 - 1482 гг. на костеле св. Марии де Фиоре во Флоренции гномон высотой 84,5 м, с помощью которого удавалось измерять с полусекундной точностью местный полдень. С помощью этого гномона Тосканелли удалось уточнить данные астрономических таблиц.
Измерение времени в древности
Задолго до изобретения часов определить время людям помогали повторяющиеся природные явления. Человек трудился, ел и спал, подчиняясь в своих действиях восходу и заходу солнца. Сейчас мы употребляем слово «день» не только в значении суток, т.е. 24 часов, которые проходят от одной полночи до другой, но также и в значении светового дня от восхода до захода солнца. Люди наблюдали также за сменой времен года и, отслеживая поло-
жение солнца на небе, смогли определить продолжительность года. Досужая зимняя пора, когда в полевых работах наступала естественная пауза, стала логичным окончанием года. Итак, существовала малая мера времени (день) и большая (год), но не было средней, промежуточной - и в качестве такой стали использовать фазы Луны.

В Египте например были ступенчатые часы в виде обелиска с двумя наклонными поверхностями, ориентированными по оси восток – запад и разделенными на ступени. При восходе Солнца тень падала на край верхней ступеньки одной из этих поверхностей – восточной, затем постепенно опускалась, пока к полудню полностью не исчезала. Затем, после полудня, тень снова появлялась в нижней части западной поверхности, откуда она все подымалась до тех пор, пока при заходе Солнца не касалась грани верхней ступеньки.

Календарь и солнечные часы


Считалось, что Великая пирамида (а также другие пирамиды, пирамидообразные монументы, обелиски и различные каменные менгиры по всему миру) служили в качестве гигантских солнечных часов, длина тени которых, меняющаяся на протяжении года, использовалась не только для определения времени дня, но и для определения времен года, дней равноденствия и солнцестояния, а также точной продолжительности года.
Котсуорт писал:
«Эти остроугольные камни были специально подобраны с таким расчетом, чтобы отбрасывать четко различимую тень, указывающую время дня и проч. Более того, для создания этих сооружений требовались прочные блоки, чтобы обеспечить их крепость и максимально длинную тень от фиксированной по высоте вершины, что позволяло определять дату в пределах времен года по изменениям их тени, которые происходили настолько медленно и постепенно, что их невозможно было бы заметить и выявить с достаточной точностью, если бы тень отбрасывали более мелкие сооружения. Главной задачей египетских пирамид было определение жизненно важного фактора человеческих знаний – продолжительности года и времен года, что естественно для благополучия народов, численность которых быстро увеличивается и вынуждает их развивать более высокую цивилизацию для регулярного повышения урожаев, что необходимо для питания большего числа жителей».
Исследователь Почан суммировал идеи о календарной функции Великой пирамиды следующим образом:
«Великая пирамида, в отличие от других пирамид, не была увенчана черным базальтовым пирамидионом, а завершалась плоской площадкой, в центре которой находится огромный гномон (по-видимому, сферической формы), тень которого, падавшая на дорогу с северной стороны пирамиды, показывала положение точки истинного полдня в различные дни года. Максимальная и минимальная длина этой тени указывала соответственно дни зимнего и летнего солнцестояния. Более того (это – весьма важная деталь, ускользнувшая от внимания египтологов, изучавших Великую пирамиду), поверхности сторон пирамиды являются не плоскими, а слегка (примерно на 0,5′) вогнутыми, в результате чего в дни равноденствия на восходе и на закате освещенными оказываются лишь половины северной и восточной сторон









В Древнем Египте, как известно, сельскохозяйственный год начинался с половодья Нила, которое обычно бывало в середине июня. Крестьянам очень важно было знать о его наступлении, потому что они должны были перегнать скот на более высокие пастбища и вовремя подготовиться к севу. Египетские жрецы-астрономы уже около 3000 года до н.э. знали, что начало разлива реки всегда совпадает с летним солнцестоянием и с первым появлением на востоке перед восходом Солнца яркой звезды Сотис (Сириус) — «звезды Нила». Появление Сириуса и было сигналом начала года и наступления половодья. Год Сотис в Древнем Египте состоял из 365 суток, и его начало сдвигалось назад (к более ранним датам) относительно солнечного (тропического) года.
Примерно 2500 лет назад в Вавилоне и Египте на площадях городов возводили каменные столбы. Это были гномоны (слово «гномон» в переводе с греческого языка означает «знающий»). При помощи этих столбов можно было узнать время дня (по направлению тени) и время года (по кратчайшей длине тени). В полдень гномон отбрасывал самую короткую тень. Измеряя длину тени при помощи концентрических окружностей, определяли время дня.
В 547 году до н.э. греческие философы Анаксимандр и Анаксимен поставили на площади в Спарте гномон, который указывал все дневные часы. А в Риме во время царствования Августа на Марсовом поле был установлен обелиск фараона Сезостриса высотой 34 м, который римляне вывезли из Египта.
Египтяне при возведении пирамид старались их ориентировать и приспособить для астрономических наблюдений. Например, при строительстве одной из пирамид был сделан глубокий и узкий коридор. Отверстие его было направлено на восток - openaxiom.ru. В дни равноденствий солнечные лучи попадали в коридор с помощью специально установленной системы зеркал и освещали статую в конце коридора. Во все остальные дни солнечный свет падал только на стены коридора. Жрецы ждали день, когда Солнце озарит статую, и объявляли равноденствие. В Египте около 4000лет назад были созданы солнечные часы, представлявшие собой лестницу, тени от ступеней которой были указателями времени.
В Пекинской обсерватории хранятся черепашьи панцири и кости животных, на которых имеются древнейшие записи, указывающие на то, что еще в XV–XII веках до н. э. китайцы знали, как согласовать солнечный и лунный годы при помощи вставки месяцев и дней, т.е. метонов. Они использовали 19-летний цикл. По полуденной тени гномона и по кульминациям в сумерки наиболее ярких звезд китайцы определили длину года - openaxiom.ru. По их расчетам она оказалась равной 365 1/4 суток. Это случилось за 260 лет до введения в Риме юлианского календаря. В 1278 году китайский император и астроном Кошу Кинг построил в Пекине гномон, состоящий из 40 ступеней.
Знаменитый узбекский астроном Улугбек превзошел Кинга и для повышения точности отсчета в 1430 году воздвиг в Самарканде солнечные часы высотой в 175 ступеней (примерно 50 м). В XV веке Паоло Тосканини установил на куполе собора во Флоренции гномон высотой 92 м от земли. Индийские паломники, отправлявшиеся в священный город Бенарес, пользовались переносными гномонами, которые представляли собой восьмигранный жезл с разметкой на гранях для определения времени и направления на восток в разные месяцы года.
Индийские астрономы возводили для определения времени сооружения в виде каменного полукольца, пересеченного посредине треугольной стеной с лестницей. На вершине стены была установлена башенка, с которой астрономы по ночам наблюдали за звездами, а днем по тени, падавшей от стены на полукруг, они судили о полуденной высоте Солнца - openaxiom.ru. Тот день, когда тень была самой короткой, считался днем летнего солнцестояния. Таким образом индийцы определяли длину года и времена года при помощи этих своеобразных солнечных часов.
Наибольший интерес представляет гигантский каменный гномон, построенный в начале XVIII века в Дели. Руководил работами известный индийский астроном Джайпур Джай Син. Гномон имеет форму прямоугольного треугольника с длиной гипотенузы 39 м. С обеих сторон гномона расположены каменные сооружения, представляющие собой четверти окружности (квадранты) радиусом 15 м с центром в вершине гномона. Плоскость этого круга перпендикулярна к плоскости горизонта.
Гномон и солнечные часы Джай Сина в Индии
Гномон и солнечные часы Джай Сина в Индии
Окружность гномона поделена не только на часы и минуты, но и на градусы. При помощи делений, нанесенных на квадрант, можно определить часовые углы Солнца по положению тени, отбрасываемой гномоном - openaxiom.ru. Например, на индийских солнечных часах, которые были построены в 1725 году и имели высоту 28 м, за 1 минуту тень перемещалась на 7 см.
Все эти приемы и приспособления помогали древним народам определять длину года и смену времен года.
Самые большие солнечные часы в мире
В городе Джайпуре (Индия) находятся самые большие солнечные часы в мире. Они представляют собой часть обсерватории, построенной в 1724 году. Стрела этих необычных часов - это лестница длиной 340 метров, тень которой передвигается по круглому экваториальному циферблату у подножия обсерватории. Скорость хода стрелки около 30 сантиметров за 5 минут. Часам даже дали имя - Самрат Янтра.



















ПИРАМИДА КУКУЛЬКАНА
Пирамида Кукулькана притягивает туристов (46 KБ)Пирамида Кукулькана. Вид сверху (53 KБ)
Пирамида Кукулькана. Вид снизу (41 KБ)У основания лестницы пирамиды — искусно выполненные скульптурные изображения змеиных голов со свирепо раскрытыми пастями (45 KБ)

Если принять во внимание календарное значение ступенек пирамиды, как и её ориентацию по сторонам света, станет очевидным: это сооружение символизировало главную ось, вокруг которой вращается мироздание.


Связь пирамиды с солнечным циклом

Существует 4 астрономических момента в году, обозначающих официальное начало четырёх времён года. Этими моментами («кардинальными точками»), которые имели особо важное значение для древних, являются зимние и летние солнцестояния и весенние и осенние равноденствия.
Равноденствие бывает дважды в году, когда солнце проходит непосредственно по экватору Земли, и длина светового дня и ночи равна. Весеннее равноденствие происходит 21 марта. Шестью месяцами позже, 22 сентября, наступает осеннее равноденствие.
Летнее солнцестояние происходит 21-ого июня. В этот день самая большая продолжительность светового дня. Шестью месяцами позже, 22 декабря, — зимнее солнцестояние, когда наступает самый короткий световой день и самая длинная ночь в году.
В високосный год все даты сдвинуты на один день.
Между каждым из этих событий — точно 91 день, и 92 дня между 21 июня (летним солнцестоянием) и 22 сентября (осенним равноденствием). В целом это составляет 365 дней (солнечный год) с 91 днём между каждым событием, соответствующим 91 ступеням на лестницах пирамиды Кукулькана.


Каждое из четырёх солнечных событий (двух солнцестояний и двух равноденствий) может быть предсказано расположением света и тени на пирамиде в различные времена года (диагр.1).
Неизвестно, были ли майя знакомы с понятием 360o для измерительных целей, но пирамида развёрнута относительно сторон света точно на 18o.


В дни зимнего и летнего солнцестояния пирамида делится светом и тенью точно пополам. На диаграмме 2 показано положение солнца на закате в день зимнего солнцестояния.
В этот день на южную и западную стороны пирамиды попадает наибольшее количество солнечного света в году. Во время летнего солнцестояния, наоборот, северная и восточная стороны пирамиды находятся в солнечном свете.

Диаграмма 3 показывает положение солнца на закате в день осеннего равноденствия (22-ого сентября).

Солнечные лучи падают так, что северо-западный угол пирамиды отбрасывает тень на северную лестницу — явление, известное как «семь треугольников света и тени».


Астрономические события
и визуальные эффекты пирамиды

Дважды в год появляются семь треугольников света на затенённой северной лестнице пирамиды

Существует ряд астрономических дат, о наступлении которых майя могли узнать с помощью треугольников света и тени. Все эти даты имели определённое значение в календаре майя (некоторые из них приведены в таблице, «главные» даты выделены):
ДатаСобытие
6 сентября17:00–17:30. Появляются 9 треугольников света (соответствует количеству террас пирамиды)
22 сентябряОсеннее равноденствие, день равен ночи (прошло 92 дня от 21 июня – предыдущего летнего солнцестояния).
17:00–17:30. Видны семь треугольников света
9 октября16:00–16:30. Появляются 6 треугольников света
21 декабряЗимнее солнцестояние, самая длинная ночь года (прошёл 91 день с осеннего равноденствия 22 сентября). Северная и восточная стороны пирамиды — полностью в тени, в то время как с запада и юга она полностью освещена солнцем
5 марта16:00–16:30. Появляются 6 треугольников света
21 мартаВесеннее равноденствие, день равен ночи (прошёл 91 день от зимнего солнцестояния 21 декабря).
16:30–17:00. Видны семь треугольников света
6 апреля17:00–17:30. Появляются 9 треугольников света
(т. е. видимы все возможные треугольники)
21 июняЛетнее солнцестояние, самый длинный день года (прошёл 91 день с весеннего равноденствия 21 марта). 7:00–7:30. Южная и западная стороны пирамиды полностью находятся в тени

Пирами́да Кукулька́на (исп. Pirámide de Kukulkán, Templo de Kukulkán, «El Castillo») — храмовое сооружение, уцелевшее среди руин древнего города майя Чичен-Ица на полуострове Юкатан в Мексике. Кукулькан у майя являлся аналогом бога Кетцалькоатля.
Храм стоит в центре обширной террасы площадью около 18 гектаров и окружён широким каменным парапетом. Высота пирамиды составляет 30 м, длина её сторон насчитывает 55 м. Каждая грань храма имеет 9 ступеней. Со всех четырёх сторон от основания к вершине пирамиды ведут четыре крутые лестницы, сориентированные по сторонам света. Окаймляет лестницы каменная балюстрада, начинающаяся внизу с головы змея и продолжающаяся в виде изгибающегося змеиного тела до верха пирамиды. Ежегодно в дни осеннего и весеннего равноденствия (21 марта и 23 сентября) можно наблюдать уникальное зрелище «Пернатого Змея». Тень ступенчатых рёбер пирамиды падает на камни балюстрады. При этом создаётся впечатление, что Пернатый Змей оживает и ползёт, в марте вверх, а в сентябре вниз. Каждая из четырёх лестниц храма имеет 91 ступеньку, а их суммарное количество равно 364. Вместе с базой-платформой на вершине пирамиды, объединяющей все четыре лестницы, получается число 365 — количество дней в солнечном году.




Кандидат экономических наук Б. ЛЕОНТЬЕВ
Множество предположений о назначении египетских пирамид, думается, можно разделить на доминирующие, как наиболее вероятные, и на второстепенные, вспомогательные. Считается, что они предназначались для религиозных, ритуальных и погребальных обрядов или служили обсерваториями. Не исключено, однако, что они предназначались для решения совсем других задач.

Никогда не собирался заниматься гипотезами в тех областях, где не специализируюсь. Но при поиске и описании исторических фактов для разрабатываемых в нашем институте "эффекторов" - первоисточников эффектов и "идеосфер", моделей систематизированных знаний, обнаружил, что пирамиды и Стонхендж полностью соответствуют критериям наших моделей. И совершенно неожиданно возникла весьма правдоподобная гипотеза, что они выполняли одну и ту же функцию. Кстати, датируются они одним и тем же периодом - началом III и концом II тысячелетия до нашей эры.

Аргументы в пользу ритуального назначения египетских пирамид и Стонхенджа весьма слабы, поскольку уж слишком трудоемок и громоздок ритуал. Не были наши предки столь глупы и фанатичны, как о них думают приверженцы этой версии. А мнение Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко, что пирамиды, построенные за сотни лет до новой эры, изображали христианскую Троицу, еще более несостоятельно.

Чтобы выдвигать какие-то гипотезы о прошлых цивилизациях, на мой взгляд, нужно исходить из аксиомы: наши цивилизационные предки не были глупее нас. Мы их превосходим, во-первых, уровнем знаний, накопленных веками, и, во-вторых, технически, то есть тем, что В. И. Вернадский называл ноосферой. Но не умом, не тем, что дано нам генетически. Здесь мы равны.

Второе исходное определение состоит в том, что каждому уровню знаний соответствует своя религия, которая если не актуализируется, то отмирает, меняется на новую. Из истории хорошо известны попытки поставить знания позади религии - их осветили костры инквизиции. Позже история расставила все по местам: знания первичны, религия вторична. Но еще жрецы тех лет, создавая устойчивую религию и завоевывая умы, решали наиболее актуальные научные задачи. На этом базируется наша гипотеза.

Великие сооружения строились под великие задачи, и там нет изначально какого-то надуманного, сверхъестественного предназначения. В ритуальных целях ими стали пользоваться позже. Известно, что великие идеи, равно как и люди, всегда обрастают сплетнями и легендами. То же и здесь: чем глубже в историю, тем больше сверхъестественного и загадочного.

Главное назначение египетских пирамид, а равно и Стонхенджа, одинаково - это первые в мире крупные измерительные приборы для определения циклов движения Солнца на небосводе больше годичного. Прочие астрономические измерения для этих сооружений были функцией сопутствующей.

И египтяне и британцы знали только о двух солнечных циклах - суточном и годичном. Если есть два цикла, то, скорее всего, есть и третий! Каков он? Ответив на него, можно более точно корректировать все календари и вообще знать, что ожидает человечество спустя столетия и тысячелетия. Было ясно, что годы и десятилетия систематических наблюдений за Солнцем не дадут ответа на этот вопрос. Нужны более длительные наблюдения.

Огромные приборы мы строим и сегодня. Это гигантские радиотелескопы и синхрофазотроны, позволяющие накапливать новые массивы знаний. Каждой эпохе свойственны свои научные задачи и свои инструменты их решения.

В то время и в Египте и в Британии обожествлялись неодушевленные объекты природы. От Солнца зависит все живое на Земле, поэтому статус самого главного божества в ту языческую эпоху ему был обеспечен. Познать секреты "бога" - значит, приблизиться к нему, стать с ним в чем-то вровень. Таковы, скорее всего, были установки жрецов, выполнявших в то время функции мудрецов, политиков, ученых и религиозных деятелей. Жрецы были людьми самыми образованными, любознательными и творческими. На них лежала ответственность за предсказание будущего и укрепление своей религии. Поэтому их больше волновали циклы Солнца, учитывая его влияние, чем положение звезд.

Уровень знаний о циклах движения Солнца на небосводе на тот период и в Египте и в Британии был примерно одинаков. Кстати, он не слишком сильно отличается от современного, поскольку о других солнечных циклах мало кто из неспециалистов знает. И тогда и сегодня было известно, что у Солнца, по сути, два цикла движения на небосводе - суточный и годичный, обусловленные вращением Земли и ее обращением вокруг Солнца. Месяцы, по-видимому, появились от лунных циклов и от потребности делить на части год, а недели - от потребности дробить месяцы. Двенадцатигодичные циклы восточного календаря, скорее всего, связаны с циклами в растительном и животном мире, которые сегодня соотносят с активностью Солнца.

Мы знаем, что период обращения Солнца вокруг центра Галактики составляет 200 млн лет. Но как влияет на нас этот цикл, можно только предполагать: до его завершения не доживут даже наши потомки. Поэтому эта тема для нас не столь актуальна.

Но для египтянина и британца начала второго тысячелетия до нашей эры, очевидно, существовала загадка: на сколько смещается Солнце от точек восхода и заката в течение ста, пятисот и тысячи лет? По величине смещения можно попытаться определить так называемый третий цикл, а если повезет, то и четвертый. Но было известно, что точки восхода и заката не смещаются с годами. Поэтому, чтобы упростить решение этой крайне важной и сложной задачи, нужно регулярно измерять длину и положение тени от какого-то репера, то есть от неподвижного и устойчивого предмета. Такими реперными точками и линиями на пирамиде служат ее вершина и грани, а в Стонхендже - его столбы.

Чтобы решить эту задачу, необходимо для чистоты измерения и доказательных экспериментов сделать следующее:

выбрать открытое место, где не мешают проведению многолетних и многовековых исследований ни горы, ни землетрясения, ни растительность;

построить вдали от жилья, чтобы не вмешались случайные конкуренты - догадливые и любознательные соседи.

При этом измерительный прибор должен быть очень тяжелым, чтобы ни стихия, ни правители будущих веков, ни завоеватели не смогли его разрушить, поскольку срок окончания эксперимента неизвестен.

Кроме того, нужна высокая точность измерения отклонений Солнца от точек, зафиксированных ранее, поэтому сооружение должно быть большим, иметь строгую геометрию, ровные грани, дающие четкую границу тени.

Осуществление всего этого требует огромных затрат материальных, финансовых и людских ресурсов, которые мог позволить себе только правитель. Поэтому понадобилась легенда, способная возбудить его тщеславие и сподвигнуть на огромные траты и титанический труд подданных. И такую легенду создали, связав с самым дорогим и бесценным, что есть у любого смертного, - с долгой и счастливой жизнью, а то и бессмертием.

По этой легенде, сразу после разгадки тайны бога-Солнца фараон должен воскреснуть, а пирамида разверзнуться. Но и в новом мире фараон должен быть как минимум фараоном, а как максимум богом. Поэтому его "упаковывали" в саркофаг со всеми атрибутами власти, а заклинания на стенах служили защитой от незваных гостей. Скорее всего, существовали четыре "правды", или легенды: одна - для жрецов, другая - для фараона, "инвестора" эксперимента, третья - для строителей, четвертая - для народа. К сожалению, до нас не дошли документальные подтверждения этих легенд, хотя, скорее всего, они были, и письменные, и устные.

Заинтересованы в построении этих огромных сооружений были все. Разгадать новую и "самую главную" тайну Солнца для правителя означало приблизиться к божеству, получить бессмертие; жрецам гарантировало всегда оставаться у власти и передавать свой титул по наследству. Строители прославляли в веках себя, свое имя, свое царство и свой род, а народ надеялся стать избранным и самым могущественным, попасть под вечное покровительство бога. При этом каждый оставался при своих интересах, идея возбуждала всех.

Здесь мы имеем дело с гениальной постановкой весьма важной и перспективной задачи и гениальным исполнением ее решения, если учитывать уровень знаний о Солнечной системе и Вселенной того времени. И число пирамид не играет роли: каждый фараон хотел стать если не первым, то уж далеко не последним. Но победителем, пожалуй, стал Хеопс.

Устроители этого эксперимента были уверены, что откроют новую эру для своего и других народов, узнают такое, чего не знали предки. И в момент открытия тайны Солнца из гробниц возродятся все, кто не пожалел для этого сокровенного знания ни сил, ни средств, кто положил жизнь для будущего процветания своего народа и своей религии.

Но поскольку строители пирамид и Стонхенджа ничего не знали об истинном строении Вселенной и Солнечной системы, опыт не удался. И спустя столетия у потомков наступили усталость и разочарование. Так умерла грандиозная идея, ради которой были принесены огромные жертвы.

Стонхендж по своей геометрии еще лучше вписывается в нашу гипотезу. Имея 90 метров в диаметре, состоящий из 125 каменных глыб весом до 25 тонн, которые добывали и перевозили за 280 километров, он существенно отличается от пирамид. И в этом есть северная специфика.

Пирамиды и Стонхендж находятся на разной широте. Чем севернее, тем ниже Солнце. Предполагая, с позиции древних строителей, что восход и закат могут за столетия сместиться в любую сторону, разумно было строить "измеритель Солнца" в виде кольца из огромных и очень тяжелых камней. На их обработку не хватило сил, но для достижения высокой точности измерений в этом не было необходимости.

Сегодня известно, что пирамиды, подобные египетским, археологи находят в разных частях света в близких к экватору районах. А в северных регионах обнаружены сооружения, подобные Стонхенджу. Только на территории России их найдено более десятка, поздние сооружены из камня, а древние - из дубовых бревен. Все это свидетельствует, что мудрецы разных евро-азиатско-африканских регионов и стран Северного полушария как-то общались между собой.

Как сообщает Интернет (издание "Правда.Ру"): "Два года назад российский археолог Илья Ахмедов сделал сенсационное открытие. В непосредственной близи от городища Старой Рязани в местечке Спасская Лука было найдено древнее сооружение, схожее по строению с английским Стонхенджем. Его возраст оценен в 4 тысячи лет. Однако, в отличие от своего британского собрата, рязанский "стонхендж" оказался меньшим в размерах, к тому же не каменным, а  деревянным.  Но, по словам Ахмедова, и английская обсерватория первоначально также была из дерева…

… В течение последующих двух лет подобные открытия происходили почти на всей территории Евразии. Урал, Байкал, Чувашия, Башкирия, Карелия, Якутия, Адыгея, Армения, Казахстан, Таджикистан, Германия, Австрия, Словакия - далеко не полная география древних обсерваторий. Причем делали открытия не исследователи-дилетанты, а ученые мужи. Естественно, каждый ученый считал своим долгом подчеркнуть, что открытая им обсерватория как минимум на тысячу лет старше знаменитых "висячих камней" в Англии. Но что нового содержалось в сенсационных заявлениях? А то, что в данной местности находится необычное сооружение, похожее на капище и с функциями погоризонтной обсерватории. Как правило, все они выстроены по одному принципу: четкая ориентация по сторонам света, причем в день летнего и зимнего равноденствия Солнце попадает в заданную точку святилища, сооруженного либо из камней-мегалитов, либо из стволов деревьев".

Как свидетельствуют специалисты по мировым религиям, Солнцу поклонялись в основном в холодных регионах, а Луне - в теплых. Но есть исключения: Древний Египет и страны Западной Азии. Здесь Солнце стало основой государственной религии. В Египте культ был связан с богом Солнца Ра (Атум-Ра, Амон-Ра, Хнем-Ра), солнечным соколом Хором, скарабеем Хепри. А фараон Аменхотеп (Эхнатон) около 1350 года до нашей эры ввел солнечное единобожие. Все это свидетельствует в пользу "солнечной гипотезы" пирамид.

Поэтому мы склоняемся к выводу, что главное назначение этих сооружений состоит в перспективном научном исследовании с надеждой на фантастический прорыв в знаниях, которые позволят увеличить власть и славу возрожденных царей.

Многочисленные гипотезы, высказанные историками, например, приведенные Захи Хавассом и другими известными специалистами в книге "Сокровища пирамид", а также изложенные в книге Дж. Хокинза и Дж. Уайта "Разгадки тайны Стоунхенджа", этого вывода не опровергают.

Таким образом, это была первая научно-техническая революция в исследовании физики движения Солнца, великая эпоха больших надежд на начало новой, более просвещенной эры.

Чтобы лучше понять наших великих и безымянных предков, не пожалевших сил, средств и жизней ради новых знаний, необходимо воспроизвести или восстановить эти сооружения в первоначальных размерах и наглядно показать, как велись измерения всех солнечных циклов. Это будет интересно, поучительно и весьма выгодно для туристического бизнеса. Прошлые тысячелетия должны засиять для нас новым блеском ради новых знаний о культурном наследии прошлого.

Литература

Всемирная энциклопедия: религия / Гл. ред. М. В. Адамчик. - Мн.: Современный литератор, 2003. - с. 87-88.

Сокровища пирамид / Пер. с англ. Т. Лисицыной. - М.: ООО "Издательство Астрель"; ООО "Издательство АСТ", 2004. - 400 с.: ил.

Хокинс Дж., Уайт Дж. Разгадки тайны Стоунхенджа / Пер. с англ. П. Гурова. - М.: Вече, 2004. - 352 с. (Великие тайны.)

Журнал "Наука и жизнь" о Стонхендже:

Быструшкин К. Аркаим - великая обсерватория древности.- 1996, № 12, с.52.

Николаев Г. Каменный век: путешествие сакральной идеи от Урала до Англии. - 2000, № 3, с.80.

Фролов Ю. Король Стонхеджа. - 2003, № 6, с.70.


Просмотров: | Комментариев: 5

Нажимаем на картинку для увеличения 



В дни солнцестояний при восходе солнца,тень отбрасывается чётко на край шкалы,при этом закат приходится на противоположный край шкалы.В день равноденствия восход и закат делит шкалу пополам .Это может проверить  при желании каждый,потому как это очевидный факт.

Солнечные часы.

Западный Лотиан,  курган Каирнпаппл.Шотландия .







Думаю,что это древняя обсерватория-солнечный календарь,подобные сооружения есть во всём мире,наши предки в те времена вели таким образом счёт времени. Малый круг ямок практически точно указывает на точки восхода и заката в дни солнцестояний и равноденствий. Есть 6 ямок одинакового диаметра,ровно столько месяцев отделяет летнее солнцестояние от зимнего .Солнце поднимается и опускается над горизонтом в течении года не равномерно,то есть с разной скоростью,как раз это видно в верхней ,состоящей из 3х ямок,группе.Каждая группа из 3х ямок это сезон длительностью 3 месяца,зима ,весна,лето,осень.Что касается маленьких ямок,то это скорее всего конкретные даты или же поправки в ходе наблюдения. Я пользуюсь компьютерными программами ,они не дают высокой точности,но и погрешность не велика.Что бы проверить  необходимо произвести замеры на местности,рельеф играет большую роль .

Вырезка из статьи про Стоунхендж
В настоящее время средняя величина ошибок мегалитов Стоунхенджа, установленных более чем четыре тысячелетия назад, составляет по уточненным Дж. Хокинсом данным 0,9 градуса.
В свое время такая огромная величина ошибок вызвала неадекватно резкую критику астрономической теории Стоунхенджа со стороны многих ученых, и даже вообще ставила ее под сомнение, ведь как уже отмечалось, даже на глаз строители Стоунхенджа были способны устанавливать мегалиты с погрешностью, не превышающей 0,05 градуса.
Вот как об этом пишет сам Дж. Хокинс, вынужденный защищаться от необоснованной критики его теории: «О моей теории высказывались с полной беспощадностью: «тенденциозная, безапелляционная, кое-как слепленная и неубедительная», «чрезмерная убежденность», «литературная позолота», «пустые бредни»…
Критики астрономической теории ломали мегалитические копья из-за так называемых погрешностях в направлениях. Для физика после того, как все данные получены и проанализированы, погрешность есть погрешность, и только. Если тридцатитонная глыба, когда на нее смотрят издали, отклоняется от назначенной оси на полметра, на один - два солнечных диаметра (а в окружности горизонта укладывается 720 этих диаметров), то на мой взгляд тут нет никакого смысла гадать, каким образом, и из-за чего возникла эта погрешность.
Критики утверждают, будто эти погрешности доказывают, что астрономическая теория неверна. Теоретически строители Стоунхенджа были способны на глаз установить камень с точностью до 0,05 градуса. Из того факта, что они этого не сделали, (???), и из того, чтопогрешности остаются необъясненными, выводится заключение, будто астрономическая теория неверна.» /Дж. Хокинс, «От Стоунхенджа до инков», М., «Вече», 2004 г./
В этой цитате знаки вопроса проставлены мной, потому что строители Стоунхенджа поставили мегалиты правильно, а ошибка возникла из-за смещения земной оси произошедшей в 1528 году до н.э., во время Критского катаклизма.
Должен сказать, что до сих пор ни один ученый не смог ответить на вопрос, почему возникла такаяогромная для астрономической обсерватории ошибка, в направлениях мегалитов Стоунхенджа, а также, почему вскоре после постройки, Стоунхендж был заброшен.
Объяснение же простое.
В обсерватории Стоунхенджа, каждая пара мегалитов представляет собой своеобразный визир, который фиксирует определенную позицию Солнца, Луны, или других небесных объектов.
Произошедшее во время Критской катастрофы 1528 года до н.э. смещение земной оси происходило только в одном направлении, в то время как каждая пара мегалитов была зафиксирована на разных точках небесной сферы, что и обусловило разную угловую величину ошибки для каждой пары мегалитов, при этом величина этих ошибок, определялась величиной изменившегося наклона земной оси.
Вследствие того, что величина ошибок для каждой пары мегалитов оказалась различной, а определить величину каждой из них сразу после произошедшей катастрофы оказалось невозможным, как астрономическая обсерватория Стоунхендж стал бесполезен.
Предпринятая после Критской катастрофы, около 1500 года до н.э., попытка реконструировать Стоунхендж в соответствии с новым положением земной оси, продолжалась несколько десятков лет. Но выполнить полностью гигантский объем земляных работ и переставить многотонные мегалиты в соответствии с новыми условиями, жителям Солсберийской равнины оказалось не по силам, и Стоунхендж был окончательно заброшен.
Таким образом, все мегалиты Стоунхенджа стояли и стоят точно также, как их когда-то установили древние строители, но произошедший в 1528 году до н.э. взрыв вулкана на острове Санторин, изменивший угол наклона земной оси, перечеркнул сотни лет напряженного труда древних строителей, а также многочисленные эмпирические наблюдения и расчеты жрецов Стоунхенджа, оставив его для потомков как величайшую загадку древности.




Знаки солнца и венеры